Установлено место гибели и захоронения еще одного героя-летчика

Установлено место гибели и захоронения еще одного героя-летчика

Эпизод из каждодневного труда поисковиков «Кубанского плацдарма»

Многие из нас и не представляет, что стоит за коротким сообщением «при поисковых работах найдены останки и установлена личность еще одного бойца, павшего в годы Великой Отечественной войны…». А ведь этим скупым строчкам предшествует серьезнейшая работа людей, для которых поиск погибших на полях сражений уже стал даже не хобби, а делом всей жизни. Приходится бережно, по крупицам собирать сведения и факты, которые еще остались — где в памяти народной, где в немногочисленных документах о наших пехотинцах, танкистах, летчиках, моряках. Сегодня мы расскажем об одном эпизоде такой работы…

Особенности поиска упавших самолетов и погибших летчиков

Отряд «Кубанский плацдарм» уже давно и скрупулезно занимается поиском экипажей 236 истребительной авиадивизии 5-й Воздушной армии и авиаполков ВВС Черноморского флота, защищавших побережье и не вернувшихся из боевых вылетов.

Для начала надо понять особенности этого поиска. Как правило, на месте падения самолета в настоящее время можно найти лишь небольшое количество обломков и фрагментов боевой машины, по которым надо определить ее тип, а то и номер. В свою очередь, по номеру есть возможность установить, к какому авиаполку принадлежал самолет и так далее…

Сразу возникает вопрос: почему так мало обломков, ведь летательные аппараты тех времен весили порой не одну тонну? Куда все подевалось?

Ответы мы находим в письменных свидетельствах конца 40-х, 50-х годов прошлого века, когда металл с погибших самолетов активно принимали в пунктах сбора металлолома: страна восстанавливалась после войны, подымала из руин свое хозяйство и промышленность. Очередной бум сбора военного металлолома наступил в конце 80-х и начале 90-х годов 20-го столетия, в связи с распадом СССР. Людям порой просто не платили зарплату, инфляция и обесценивание денег поставили за черту бедности миллионы наших сограждан. В поисках выхода из тупика некоторые из них собирали металл по лесам и горам, часто используя технику, на которой они работали.

Обломки самолетов увозились, сдавались в металлолом, а останки погибших летчиков зачастую так и оставались лежать на местах падения боевых машин.

Как такое может быть?

В долине на развилке рек Санчарка и Адзапш у подножия перевала Санчаро в Карачаево-Черкессии установлен обелиск с обломками авиамотора М-25 и другими фрагментами советского самолета, сбитого в 1942 году в этом районе. Местные ребята когда-то нашли место его падения и установили памятник, а некоторые обломки долгое время хранились в школе поселка Загедан.

В январе 2014 года поисковиков ПО «Кубанский плацдарм» попросили заняться установлением имени пилота, летавшего на этой боевой машине. «Но при чем здесь Краснодарский край?» — спросите вы. Все просто: среди обломков удалось найти лючок с номером самолета — 521731!

Согласно приказу 5 ВА от 3 февраля 1943 г., истребитель И-16 с таким заводским номером списан в январе того же года как боевая потеря 975-го ИАПа, дислоцировавшегося в тот момент в Лазаревской. Удалось установить и дату потери — 22 января 1943 года.

Далее поисковики принялись изучать боевые сводки за этот день.

…14 самолетов (2 И-16, 6 И-153, 6 ЛаГГ-3) летали на разведку и перехват самолетов противника. Оба И-16 сбиты огнем зенитной артиллерии в районе Смоленской. Один из пилотов — младший лейтенант И.Б. Шейко — пропал без вести…

Вот оно! Но как самолет оказался в 270 км от места выполнения боевого задания? Что-то совсем не вяжется! Именно из-за этого поисковые работы в данном направлении на несколько лет зашли в полный тупик…

Имя героя-летчика — Алексей Петрович Цыбесков!

И вот недавно поисковики «Кубанского плацдарма», переписываясь со своими коллегами из других регионов в соцсетях, обнаружили фото знакомого обелиска в Карачаево-Черкессии. Но самое интересное, что на этой фотографии четко виден номер мотора упавшего самолета — 252702!

Самолет И-16 № 521377 с мотором М-25В № 252702 не вернулся с боевого задания в октябре 1942 года — такая запись есть в базе данных поисковиков. И вот это уже гораздо ближе к истине, поскольку 975 ИАП входил в то время в состав Закавказского фронта и базировался в Сухуми. В район выполнения боевых задач входил и район перевала Санчаро.

7 октября 1942 года из боевого вылета в этот район не вернулся самолет И-16 из состава 975 ИАПа. Было установлено, что пилотировал его старший сержант А.П. Цыбесков.

На окраине поселка Загедан в Карачаево-Черкесской республике находится одиночная безымянная могила советского летчика, предположительно расстрелянного немцами осенью 1942 года. На Загедане у них тогда располагалась комендатура. Скорее всего, плененного пилота спустили с гор в поселок, где после допроса казнили. Немецкий рапорт об этом датирован 7 октября 1942 года. Отсюда следует, что летчиком, расстрелянным фашистами, был старший сержант Алексей Петрович Цыбесков.

А как же лючок с номером 521731?! Каким образом он попал на машину 521377?! На самом деле ответ достаточно незатейлив: самолеты, как вы понимаете, были боевыми, не раз участвовавшими в вылетах. Соответственно, и в ремонте они также побывали не раз. Лючок 521731, видимо, переместился на самолёт 521377 именно в один из ремонтов. А уже сам И-16 № 521731 погиб позже. Вот такая история…

P.S. Родственники Алексея Цыбескова — одного из миллионов жертв той страшной войны — наверняка, уже не раз пытались найти хоть какие-нибудь сведения о нем. Надеемся, что благодаря этой публикации они теперь смогут приехать на его могилу…

 

 

Александр Гартман, Константин Звягинцев

 

Автор

Реклама

Рубрики

Издательство

Редакция "Честное пенсионерское"
Главный редактор   
Иволгина Валентина Евдокимовна
т. (861) 212 67 51

 

г.Краснодар, ул. Рашпилевская 32

Теги

Соц.сети