Разрушить всё…

Разрушить всё…

Захватчики хозяйничали на Кубани с 1 августа 1942 года – даты начала оккупации Белоглинского район. Последний фашист покинул территорию края 9 октября 1943 года, когда, очистив от гитлеровцев северную часть Таманского полуострова, части 56-й армии вышли к Керченскому проливу, завершив битву за Кавказ.

За время немецко-фашистской оккупации промышленности, сельскому хозяйству, учреждениям образования, культуры и здравоохранения Кубани был нанесен колоссальный ущерб. Отступая, гитлеровцы стремились оставить после себя только руины…

На Нюрнбергском процессе над военными преступниками была обнародована директива Гитлера от 4 сентября 1943 года «О разрушениях при отступлении с Кубани». Директива требовала уничтожать все, что может оказаться полезным для противника: дороги, плотины, искусственные сооружения, места расквартирования…

Рельсы с железных дорог снимались, шпалы сжигались. Полностью выводились из строя сооружения для добычи нефти. Местность должна была быть заминирована, а земля – превращена в пустыню. К примеру, Новороссийский порт, как было изложено в директиве, «должен быть так разрушен и загрязнен, чтобы он долгое время не мог быть использован русским флотом».

Предписания фюрера в основном были выполнены. Фашисты оставили на территории края 563 минных поля общей площадью 14 миллионов квадратных метров. Саперы обнаружили и уничтожили два с половиной миллиона взрывоопасных предметов. Только на побережье Азовского и Черного морей было ликвидировано еще 65 тысяч взрывных устройств.

Оккупанты превратили кубанские города, станицы и села в груды развалин. В буквальном смысле в руинах лежали Армавир, Новороссийск, Тихорецк, Ейск, Кропоткин. Огромные разрушения были и в столице Кубани – Краснодаре. Все, что смог, враг вывез в Германию. Остальное было уничтожено.

Без крыши над головой остались тысячи людей. По оценкам советских экспертов, ущерб составлял 15 миллиардов рублей в довоенных ценах.

Успеть до июля

Для оценки ущерба, причиненного оккупантами, была создана Чрезвычайная государственная комиссия (ЧГК). На ЧГК был возложен сбор документов о злодеяниях гитлеровцев и материальном ущербе, причиненном советской экономике.

Содействие ЧКГ в оценке последствий оккупации Кубани оказывала Краснодарская краевая комиссия, читаем в труде краснодарского историка Сергея Степаненко.

Уже на начальном этапе Великой Отечественной войны правительство особую роль отводило контролю состояния экономики в местах боевых действий и на освобожденных от оккупации территориях, подчеркивает автор исследования.

Краснодарская краевая комиссия была создана 29 апреля 1943 года. Действия членов комиссии регламентировались инструкцией ЧГК «По учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками государственным, кооперативным и общественным предприятиям, учреждениям и организациям».

Так, инструкция предписывала, чтобы «в районах, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов до 1 мая 1943 года, акты об ущербе были составлены и отосланы в ЧКГ не позднее 1 июля 1943 года». То есть, в районах, освобождаемых от немецких оккупантов, акты необходимо было представлять в месячный срок со дня возникновения ущерба. К этому сроку должна была закончить свою работу и краевая комиссия.

Однако по объективным причинам сроки работы комиссии выходили за указанные в инструкции рамки.

Одна из них заключалась в том, что на подавляющее большинство видов уничтоженного немцами имущества цен не было. Имелся единственный ценник, утвержденный СНК СССР 17 июня 1943 года: на здания, сооружения, железнодорожный транспорт, электро- и водопроводную сети. Поэтому предприятия и учреждения для оценки ущерба брали произвольные цены, что, конечно же, не способствовало объективности данных о причиненном ущербе.

Но и по имеющимся в распоряжении краевой комиссии ценам своевременно и эффективно организовать выполнение работы на местах не представлялось возможным. Причины тому весьма прозаичны: даже краевая комиссия не имела бумаги, чтобы отпечатать ценник для районов, а также размножить инструктаж в достаточном количестве. В районах ситуация была еще хуже. В отчетах краевой комиссии прямо указывалось: «В районах совершенно отсутствует бумага… районам не на чем оформлять документы».

Дойти до Нюренберга

Впрочем, вовремя оценить ущерб краевой комиссии мешали не только нехватка бумаги или отсутствие единого ценника.

Комиссии по оценке, образованные на предприятиях и организациях, зачастую не представляли, как должны выглядеть документы, подтверждающие нанесенный ущерб. А районные комиссии при этом автоматически заверяли акты предприятий, не вникая ни в их форму, ни в их содержание.

Потому даже в Краснодаре к середине июня 1943 года краевой комиссией не было зарегистрировано ни одного акта. Стоит отметить, что пять сельских районов свои акты центру все же предоставили, но из-за грубых ошибок они были возвращены на места для правильного оформления.

Примерно такая же ситуация наблюдалась и с большинством предприятий и учреждений. Из представленных крайместпромом 105 актов все были возвращены на доработку как неправильно оформленные.

Что касается личных заявлений граждан, подаваемых в райсоветы, то они тоже не оформлялись, как это было предусмотрено инструкцией СНК СССР. Также зачастую неверно составлялись и акты о причиненных убытках. Следовательно, информация от райсоветов не предоставлялась краевой комиссии, что затягивало работу по оценке ущерба.

Пытаясь повлиять на ситуацию, краевая комиссия вынесла решение обязать председателей исполкомов райсоветов, руководителей предприятий, дирекцию учреждений и кооперативных организаций акты о причиненных убытках составлять строго в соответствии с инструкцией СНК СССР и регистрировать эти акты в крайсовете только после тщательной проверки правильности оформления документов.

По инструкции, заявления граждан необходимо было оформлять в трехдневный срок после освобождения населенного пункта от оккупантов. Чтобы дать секретарям райсоветов возможность уложиться в указанные сроки, на время проведения работы по учету их освобождали от всех остальных обязанностей.

В итоге Краснодарской краевой комиссией было представлено в ЧГК 43 692 акта на сумму 11 миллионов 473 тысячи 561 рубль. В их числе было 2 085 актов по колхозам на сумму 7 миллионов 324 тысячи 135 рублей, а также 2 298 актов от учреждений культуры, искусства и здравоохранения на сумму 494 тысячи рублей и 1 429 актов от государственных предприятий и учреждений на общую сумму без малого два миллиона рублей.

В ЧГК также было представлено 37 880 актов об ущербе, причиненном гражданам. Сумма ущерба составила 2 миллиона 653 тысячи 429 рублей.

Может возникнуть вопрос, для чего же нужна была колоссальная работа по оценке материального ущерба, причиненного оккупантами жителям и экономике Кубани. Стоит еще раз подчеркнуть, что результаты работы Чрезвычайной государственной комиссии, а также деятельности Краснодарской краевой комиссии, имели огромное значение.

Работа ЧКГ (в том числе – и краевой комиссии) сделала возможным после окончания войны предъявление счета Германии за экономический ущерб, причиненный оккупацией Краснодарскому краю.

Сведения, собранные Краснодарской краевой комиссией в результате проведения следственных действий, послужили в дальнейшем основанием для привлечения к ответственности лиц, совершивших преступления на территории края в период фашистской оккупации. Эти сведения также были использованы в Нюрнберге на начавшемся 20 ноября 1945 года международном судебном процессе над бывшими руководителями гитлеровской Германии.

 

Автор

Реклама

Рубрики

Издательство

Редакция "Честное пенсионерское"
Главный редактор   
Звягинцев Константин
т. (861) 212 67 51

 

г.Краснодар, ул. Рашпилевская 32

Теги

Соц.сети