Война и жизнь Евгения Санфирова

Война и  жизнь Евгения Санфирова

Капитан запаса, ветеран Вооруженных Сил, участник Великой Отечественной войны Евгений Николаевич Санфиров вспоминает:

- Родился я в далеком 1923 году в Тамбовской области. Семьи тогда были большими, и на мои плечи, старшего сына, выпали большие заботы о шести младших братьях и сестрах. Отец рано приучил меня к труду и к учебе. Время было трудное, но счастливое.

В 1941 году я окончил 10 классов и строил планы на будущее. 22 июня семья узнала о начале войны с фашистской Германией. Отец вмиг осунулся и тихо сказал, что это будет суровое время. Мне, тогда мальчишке, живущему по фильмам о победах Красной Армии над врагом, и в страшном сне не привиделось бы, какие тяжкие испытания лягут на мои юношеские плечи.

3 сентября 1941 года мне исполнилось 18 лет. В октябре я был призван в армию. Призывная комиссия меня направила в Камышловское военно-пехотное училище. Во взводе курсантов, в котором учился я, готовили военных связистов, командиров взводов связи и радиостанций. Через год учебы в училище пришел приказ о досрочной отправке на Калининский фронт.

Приняли меня хорошо, и сразу начальник штаба полка поставил боевую задачу – взять отделение связистов и наладить бесперебойную телефонную связь между подразделениями. Это уже потом, в зрелом возрасте, изучая карту боев, в которых принимал непосредственное участие, я понял, что судьба подарили мне шанс. Остаться живым под Ржевом посчастливилось немногим.

На мою долю столько выпало невзгод, что иногда задумываешься, откуда брались силы их преодолеть. Мы наступали, заходили обходами по болотистым лесам, по поймам многочисленных речек, по берегам бесчисленных озер, по холмам и грядам Валдайской и Смоленской возвышенностей, под бомбежками вражеской авиации, часто оказываясь без продуктов и боеприпасов в безлюдных болотах.

Правый берег Волги – это сплошные болотистые низины. Все подходы к городу Ржеву простреливались немцами, и наши части при очередном наступлении несли очень большие потери. Военная связь постоянно выходила из строя, и тогда на линию выдвигался боец, чтобы восстановить связь наступающих подразделений со штабом полка.

Один Бог знает, как мы под минометным обстрелом добирались до места обрыва телефонного кабеля. В тот декабрьский день 1942 года мы с товарищем, восстановив связь, услышали немецкую речь – противник вклинился в наши тылы.

Силы были явно не на нашей стороне. Стали отползать к самой ближней опушке – в болоте не повоюешь. Нас услышали и открыли по нам огонь. Бой был жестокий и скоротечный. Моего товарища убили сразу, а я был ранен. За плечами – катушка с телефонным кабелем, винтовка и саперная лопатка. Немцы не стали рисковать и отошли на свои позиции.

Холод и ранение в ногу заставили через боль пробиваться к своим, благо ориентир был – телефонный кабель. Ползком, на коленках я все-таки добрался до траншеи и потерял сознание. Очнулся в полковом лазарете. В конце декабря 1942 года мой 1255-й полк был переброшен на Волховский фронт. 2 января 1943-го началась операция «Искра» по прорыву блокады Ленинграда.

Весь март 1944 года был периодом ожесточенных артиллерийских дуэлей и минометных обстрелов. Но перевес уже был на нашей стороне. В одном из таких боев наш наблюдательный пункт был накрыт немецкими минами. Осколками посекло практически всю телефонную линию. Обычная военная работа – не обращая внимания ни на что, давать устойчивую связь.

Сколько боевых товарищей погибло на этой работе, не счесть. Особенно коварным был такой прием, как искусственное выведение линии связи из строя, а на месте обрыва работал немецкий снайпер. В одной из таких засад погиб наш любимец – старшина роты.

К обрыву мы поползли втроем. Обрыв был явно искусственным, что сразу нас насторожило. Через мгновение по нашей группе стал работать снайпер. На ломаном русском языке нам предлагали плен. На голос мы открыли огонь, но снайпер успел сделать несколько выстрелов, старшина был убит, а меня снайпер ранил. Но вовремя подоспели боевые товарищи, меня сдали в медчасть.

Вскоре узнал, что меня наградили орденом Славы 3-й степени. На календаре был март 1944 года. Через два месяца снова встал в строй. В июле 1944 года наш полк вплотную подошел к населенному пункту Пустошко Псковской области. Немцы оказывали самое ожесточенное сопротивление. Чтобы взломать опорные огневые точки, к нам прибыла штурмовая рота.

Фашисты боялись этих подразделений, как чумы. На войне за тебя думает командир, вот и в этот раз я с полевой рацией был прикреплен к командиру штурмовой роты. Задача была – выбить фашистов из траншей и уничтожить два дзота.

Рано утром мы скрытно, туман нам был в помощь, вплотную подобрались к проволочным заграждениям, и тут сработало сразу несколько сигнальных немецких ракет… Утро превратилось в ад. Такого остервенения я еще не видел: наши бойцы в каком-то оцепенении рвали немцев кто-чем мог. В ход шло и немецкое трофейное оружие, и саперные лопатки, и ножи, и штыки. Нам все-таки удалось закрепиться в первой траншее, и наша рация заработала!

В этот момент начался минометный артиллерийский обстрел. Мина угодила и в наше расположение. Кругом убитые, раненые… Рация уцелела чудом. Превозмогая боль, а в этот раз я был ранен в грудь, доложил командованию о происходящем. Вскоре к нашим позициям подошли основные подразделения полка. Рация продолжила свой боевой путь.

За этот бой меня вновь наградили орденом Славы 2-й степени. Санитарным поездом я был отправлен в челябинский военный госпиталь. После выписки из госпиталя, я узнал, что мой родной полк с честью освобождает Прибалтику, а мне было выдано предписание – добраться до города Ленинграда, в его окрестностях тогда находился военно-транспортный аэродром, служба в частях которого растянулась до 1946 года. Так было надо.

Мой отец, Николай Иванович Санфиров, пришел с войны живой и невредимый. Награжден был медалью «За отвагу». Несмотря на возраст, прошел всю войну, его тыловое подразделение по снабжению боеприпасами встретило Победу в пригородах Берлина.

Война – это трагедия! Неважно, где воевали славные сыны и дочери нашего Отечества. Я горд тем, что в кровопролитных боях защищал подступы к столице нашей Родины – Москве, горд тем, что моя стрелковая дивизия в числе других войсковых подразделений прорвала кольцо блокады Ленинграда, как били мы немцев на Псковской земле и вышли к границам Прибалтики.

Осколок немецкого снаряда я до сих пор ношу под сердцем. Всю свою сознательную жизнь я отдал воинской службе. 24 года прослужил во внутренних войсках. Хочется дожить до 75-летия Великой Победы, и надеюсь, что это случится. Выросли внуки, правнуки, все мои родные и близкие знают о войне много. В мае этого года, встречая 73-годовщину со Дня Победы, я вновь вспоминал своих боевых товарищей, которые не дожили до светлых дней…

 

 

Евгений Николаевич Санфиров,

капитан запаса, ветеран Вооруженных Сил,

участник Великой Отечественной войны,

член пресс-центра Западного окружного Совета ветеранов

Автор

Реклама

Рубрики

Издательство

Редакция "Честное пенсионерское"
Главный редактор   
Иволгина Валентина Евдокимовна
т. (861) 212 67 51

 

г.Краснодар, ул. Рашпилевская 32

Теги

Соц.сети