Наследство Кирлиана: что имеем, не храним...

Наследство  Кирлиана: что имеем, не храним...

Имена русских Пьера и Марии Кюри спустя четыре десятилетия после смерти супругов в родном Краснодаре оказались забытыми.

 

Конференция, посвященная 120-летию со дня рождения Семена Кирлиана, 20 февраля 2018 года собрала в Кубанском госуниверситете ученых и практиков со всей России. Зарубежные коллеги (в том числе из США и Новой Зеландии), не сумев присутствовать лично, отправили делегатам видеообращения. Специалисты из самых разных научных областей делились опытом использования разработок, начало которым дали основоположники биоэнергетики — «великие дилетанты» из Краснодара. Вместе с тем из памяти земляков-краснодарцев Семен и Валентина Кирлиан исчезли почти полностью, осталась лишь требующая реставрации мемориальная доска на стене блочной пятиэтажки на улице Ставропольской.

 

Алмазы из сахара и лаборатория в сарае

Семен Кирлиан — коренной житель Екатеринодара (Краснодара). Будущий великий изобретатель появился на свет 20 февраля 1898 года. Когда кроме тебя в семье растут еще восемь братьев и сестер, тут уж не до учебы — щедро наделенный талантами армянский мальчик с ранних лет вынужден был работать. Был юный Семен Кирлиан приказчиком, декоратором, настройщиком роялей, электриком, водопроводчиком, сантехником. До войны у горожан пользовалась популярностью мастерская на улице Карасунской. Краснодарцы знали, что здесь можно было быстро и дешево отремонтировать электрический прибор. К тому же на починенную аппаратуру давалась годовая гарантия. Мастером на все руки называли Семена Кирлиана горожане. Потом он работал по трудовым соглашениям на строительстве военных лагерей, на электростанциях КРЭС и ТЭЦ, служил в Государственной хлебной инспекции — электриком по ремонту лабораторного оборудования, успевая в свободное время обслуживать физиотерапевтические кабинеты медицинских учреждений.

Но больше всего Семена Давидовича интересовала электромеханика, отмечает биограф великих изобретателей и хозяйка единственного в мире музея супругов Кирлиан в станице Динской Елена Коробова.

На дочери священнослужителя Валентине Лотоцкой Семен Кирлиан женился в 1924 году. Автор нескольких книг, журналист и педагог, Валентина Хрисанфовна стала настоящей музой для своего мужа, поддерживая в нем неуемную жажду нового и бесконечную любознательность. Все еще стоит на улице Кирова в Краснодаре одноэтажный дом, в котором когда-то жили супруги Кирлиан. Три крутых ступеньки ведут в крохотную прихожую, при Кирлианах под самый потолок заставленную приборами. За ней — комнатушка девять квадратных метров… В таких условиях жили и работали Семен Давидович и Валентина Хрисанфовна, изобретениям которых суждено было получить мировую известность. А нестандартных идей у изобретателя было хоть отбавляй.

К примеру, однажды Семену Давидовичу пришла в голову идея сделать алмаз из самого обычного сахара. Дело было в конце 1920-х. Дом по улице Кирова, где жили супруги, превратился в лабораторию. Опытным путем ученый-самородок и его муза установили, что сильное давление при взрыве герметичной емкости с сахаром-песком действительно превращает сахар в кристаллы, которые могут резать стекло. Кирлиан для своего опыта засыпал сахар в «бомбу» — так экспериментатор называл специально отлитую на заводе им. Г. Седина стальную круглую форму толщиной 10 см. Внутри «бомбы» была полость с отверстием, в которое ввинчивалась втулка с ленточной резьбой. Таким образом достигалась полная герметичность емкости. Устройство помещали в яму, где оно долго нагревалось до разрыва «бомбы». Во время взрыва под действием очень сильного давления и образовывались алмазы. Самые крупные из полученных Кирлианом кристаллов были величиной с конопляное семя, самые крохотные — с маковое зернышко. Искусственные алмазы не уступали по прочности природным.

Доработав технологию производства искусственных алмазов, Семен Кирлиан в 1937 году написал о своем открытии самому Иосифу Сталину. Через некоторое время в квартире супругов появились сотрудники НКВД, все кристаллы и документация по проведению опытов были изъяты. Разумеется, заявку на это изобретение не оформили, как не было и публикаций по теме исследования. Известно, что документы по «алмазной технологии» Кирлиана сохранились в Краевом государственном архиве.

В походной лаборатории, кроме технологии получения алмазов, родились и другие удивительные изобретения. В одной из краснодарских типографий много лет использовали электрическую печь для отливки шрифтов, созданную Семеном Кирлианом. Придуманные им магнитные устройства для очистки зерна применяли в мукомольной промышленности. Аппараты для термообработки сырья, созданные Кирлианом, позволили изменить производственные технологии в консервной промышленности.

Однако главное открытие, приоткрывшее дверь в неведомые тайны природы и прославившее имя Кирлиана на весь мир, было еще впереди.

 

Эффект Кирлиана

В 1939 году Семена Давидовича приняли на работу мастером по ремонту электрооборудования в городскую больницу. Один из физиотерапевтических аппаратов, в котором использовался ток высокой частоты, сломался. Починив устройство, мастер случайно обратил внимание на странное розоватое свечение между электродами аппарата. Заинтересовавшись, исследователь решил попробовать зафиксировать это свечение на фотопленке.

Первой «моделью» Кирлиана стала обыкновенная монета. К металлическому кругляшку изобретатель подсоединил один из электродов, положил сверху пленку, накрыв ее вторым электродом, и включил ток высокой частоты. На полученном снимке по краям монеты стал виден скользящий разряд. Супруги Кирлиан продолжили опыты, помещая в поле самые разнообразные предметы: металлические детали, листья деревьев, собственные руки. Исследователи заметили, что свечение живого объекта зависит от его состояния. Свечение только что сорванного листа отличалось от свечения того, который отделили от растения час назад, а снимок руки здорового человека — от снимка руки больного или даже просто уставшего. Перспективы практического применения открытия хотя бы в одной только медицине открывались безграничные…

«Для выполнения задуманного, — писал в своих дневниках Семен Кирлиан, — требовались новые знания. Пришлось изучать электронную оптику, знакомиться с оптической фотографией, составлять схему за схемой… Путь к «россыпям звезд» был тернистым, он прошел через дебри схем, ожоги, непредвиденные результаты, отчаяние. Это был не Его величество случай, а долгий и упорный труд. Труд проникновения в неведомый мир, где зарыты драгоценные формулы здоровья и долголетия человека».

10 лет супруги усердно трудились в домашней лаборатории, сделав тысячи высокочастотных снимков, разработав и создав полноценный «кирлиановский» аппарат для таких съемок. «В коже заложены своеобразные биомеханизмы, выполняющие важные функции и связанные через нервную систему с внутренними органами… Мы предполагаем, что при наличии сравнительных таблиц электрического состояния кожного покрова в нормальном и патологическом состоянии можно будет использовать наш метод как средство ранней диагностики в медицине, в животноводстве… Мир чудесных разрядов сослужит человеку хорошую службу», — писал Семен Давидович в дневниках.

В Госкомитете по делам изобретений и открытий обратили внимание на разработки супругов лишь в 1949 году. Им было выдано авторское свидетельство № 106401 на «способ фотографирования объектов в токах высокой частоты» (название «кирлианография» оно получило позднее). Изобретение тут же было засекречено и положено под сукно почти на четверть века.

Ажиотаж вокруг «эффекта Кирлиана» начался в середине 1960-х, однако сами изобретатели при этом часто чувствовали себя ненужными и беспомощными. В марте 1966 года Валентина Кирлиан сделала запись в дневнике: «…В течение 17 лет ведутся официальные переписки между министерствами, комитетами, научно-исследовательскими институтами об открытии специальной лаборатории по разработке нашей методики исследований по получению изображений при посредстве токов высокой частоты. И по сей день, с 1949 года, вопрос об этой лаборатории висит в воздухе, никто не берется возглавить ее, в то время как во Франции (то, что мы случайно узнали) уже разработан метод и практически используется в биологии… Интересно, будет ли толк от этой писанины, она уже сидит у нас в печенках…»

Спецлабораторию для исследований (на НПК «Сатурн» в Краснодаре) Семен Давидович возглавил только во второй половине 1970-х, и лишь в феврале 1974 года он стал заслуженным изобретателем СССР. После смерти Валентины (в 1971-м) и Семена (в 1978 году) земляки практически позабыли о великих супругах-изобретателях Кирлиан.

 

Забыть нельзя гордиться…

Единственный в мире музей, посвященный наследию супругов Кирлиан, существует благодаря энтузиазму одного человека — Елены Коробовой, рассказала в беседе с корреспондентом «МК на Кубани» инженер и изобретатель Элла Пелихова, в 1970-х работавшая на НПК «Сатурн». Небольшую комнату, в которой разместилась экспозиция, удалось открыть в Динском историко-краеведческом музее, директором которого является Елена Григорьевна.

Здесь находятся дневники супругов Кирлиан, рукописи, фотопленки, приборы из домашней лаборатории, завернутые в крафтовую бумагу книги из библиотеки изобретателей, подписанные рукой Семена Давидовича, личные вещи. Все это в течение трех десятков лет по всей стране собирала директор Динского музея.

Элла Пелихова уверена: подобный музей как воздух необходим и краснодарцам. Его обязательно нужно открыть в столице Кубани, ведь то, что жители города не помнят о наследии своих великих земляков, попросту не поддается логическому объяснению. Как и то, что в основательном ремонте нуждается памятное надгробие супругов Кирлиан на Славянском кладбище в Краснодаре.

Назвать в честь ученых-самородков, подаривших человечеству новый взгляд на здоровье и болезни, хранители памяти выдающихся краснодарцев предлагают одну из школ в районах новостроек. Например, учебное заведение на улице Тепличной, где учатся дети тех ребят, которые когда-то были участниками существовавшего в городе отряда «Зеленый пеликан» и в свое время помогали ухаживать за могилой супругов Кирлиан.

Напоминать горожанам о великих земляках должна и улица, названная в их честь. Предположительно, улицей Кирлиан может стать та, на которой они жили и работали, где находился дом-лаборатория Валентины Хрисанфовны и Семена Давидовича — улица Кирова. Название в честь супругов Кирлиан, столько сделавших для родного города, куда более к лицу этой краснодарской улице, чем фамилия революционера, с которым связано начало массовых репрессий.

Все это могло бы (или может?) стать лишь небольшой данью благодарности и уважения незаслуженно забытым краснодарцам, дающим городу и его жителям мировую известность.

Екатерина Юрченко

Фото: rusarminfo.ru

Автор

Реклама

Рубрики

Издательство

Редакция "Честное пенсионерское"
Главный редактор   
Иволгина Валентина Евдокимовна
т. (861) 212 67 51

 

г.Краснодар, ул. Рашпилевская 32

Теги

Соц.сети